arxiv

КРЫМСКИЙ АРХИВ, 2015, No 1 (16) 8 УДК 821.161.2“20”.09

ТВОРЧЕСКИЙ ДИСКУРС Е. Г. НИКИФОРОВА:ПОДХОДЫ К ОСМЫСЛЕНИЮ Шалина Марина Александровна,
кандидат филологических наук, доцент кафедры филологических дисциплин и методик их преподавания Евпаторийского института социальных наук ФГАУО ВО
 «Крымский федеральный университет им.В. И. Вернадского»(г. Евпатория, Республика Крым, РФ).Моб. тел.: +7 978 012-02-68, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье оценивается творческий вклад в отечественную литературу, публицистику и чеховедение современного крымского прозаика Е.  Г.  Никифорова. Персоналия автора впервые вводится в научный оборот. Впервые же публикуется библиографический список его трудов.Ключевые слова: литературное движение Крыма, современная проза, чеховедение, крымская мемуаристика, роман-исследование, кинороман.
Евгений Геннадьевич Никифоров – активный участник литературной и филологической жизни Крыма, прозаик, критик, публицист, членСоюза Писателей России, оригинальный исследователь творчества А. П. Чехова, лауреат литературных конкурсов и номинант премий, постоянный докладчик на крымских научных конференциях... Фигура небезызвестная в нашем культурном контексте.  Однако,  как это принятоговорить, «автор широко известен в узких кругах». Экземпляры некоторых его книг хранятся в Библиотеке Конгресса США,  несколькихамериканских и британских университетов. На нестандартное прочтение фактов чеховской биографии и творчества ссылаются коллеги внаучных изданиях. Постоянные читатели газеты «Литературная газета +Курьер Культуры» в каждом свежем номере привычно отыскивают его имя. Чему бы ни была посвящена новая публикация, это всегда будетинтересно и заведомо необычно.
Однако при всем этом персоналия Никифорова до сих пор не введена в научный оборот. Необходимостью восполнить эту лакуну на карте имён крымской научно-филологической мысли продиктована актуальность данной работы. Мы ставим себе целью наметить подходы к изучению и систематизации богатого, многогранного и – надеемся – не окончательного наследия Е. Г. Никифорова, даровитого крымчанина, который в этом году должен отметить своё семидесятилетие.
 
Сегодня творческий «багаж» автора составляет около сотни литературоведческих, критических, публицистических и культурологических статей, несколько книг прозы, три книги о Чехове, одна из которых– итоговый двухтомный «роман-исследование» «Центурии Антона Чехова» – в 2013 году получила грант Председателя Совета Министров АРК и была издана.
Представляется целесообразным привести библиографический списокосновных публикаций Е. Г. Никифорова(без учета давних, которые на сегодняшний день остаются незафиксированными).

* * *

ПРОЗА

1.  Мальчик Мерсэм //  Время встреч:  Повести.  /  cост.  В.  В.  Митрохин.  –Симферополь :  Таврия,  1982.
2. У самого синего моря: Повесть // Путешествие в Ильинку. Произведения молодых авторов.  Рассказы и повести /  cост.  В.  Бахревский.  –  М.: Дет.лит.,1987.
3. А я играю на гармошке : Курортный роман эпохи перестройки. – Евпатория : Крымский Афон, 2001.
4. А. П. Чехов глазами провинциала. Заметки учителя гимназии. – Симферополь : Крымский Архив, 2002.
5.  Записки эпохи перемен.  Гл.  книги «Сумма аналогий»  //  Полюс–Крым: Альманах. – Симферополь. – 2002. – No2.
6.  Музыка : Рассказ// Алые паруса. – 2003. – No2.
7.  Неопубликованные фрагменты из повестей «Мальчик Мерсэм»  и «Усамого синего моря»  /  Евпаторийский альманах.  –  2004.  –  No 3.
8.  Преступление в стиле ретро: Рассказ//Литературный Крым. – 2004.– No17–18.
9.  Разговоры с Павлом Савельичем: Рассказ// Крымский рассказ/ Сост. А.  Грановский.  –  Симферополь : Инфолекс,  2005.
10. Сентиментальная командировка в Германию и Францию, или в Тулу с самоваром.  –  Симферополь :  Бизнес-Информ,  2006.
11. А я играю на гармошке (Курортный роман эпохи перестройки) + У самого синего моря :  Кн. для семейного чтения.  –  Евпатория,  2007.
12. Новиков С. Л. Правила стихосложения : Избранное / cост., вст. ст. Е. Г.Никифорова.  –  Симферополь  :  Крымский Архив,  2008.
13. Главы из книги «Золотая рота» // Крымские пенаты : альм. лит. музе-ев. – 2010. – No 6.
14. Центурии Антона Чехова : роман исследование в 2 т. – Симферополь: Антиква, 2013.
15.  Дом-музей :  Кинороман.  –  Симферополь :  ООО«Антиква»,  2015.
16.  Гей-славяне,  или Феноменология «Зависти»  [Электронный ресурс].  –  Режим доступа:  http://www.netslova.ru/nikiforov/olyosha.html

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ,  КРИТИКА, КУЛЬТУРОЛОГИЯ

17. Помнить свою историю // Радуга.– 1986. – No3.
18. Из окон нашей школы видно море... // Берег муз. – 1994. – No1.
19  Зачем нужна мифология? // Крымуша. – 1995. – No 4.
20. «Вишнёвый сад» без хрестоматийного глянца // У Лукоморья. – 1995.– No1.
21.  Православие как основа русской культуры //  Православие и дети.  – Евпатория :  Изд.  Евпаторийского благочиния,  1998.
22. Гёте – Пушкин – миф // Брега Тавриды. – 1999. – No 3–4.
23. Стоит у лукоморья школа// Школа ума и сердца. Очерки об инновационных школах Крыма / авторы-сост. Е. В. Быкова, Л. В. Утикас. – Симферополь : Сонат,   2000.
24. Русский Нарцисс, или Романтический герой перед зеркалом // БрегаТавриды. – 2001.– No 2–3.
25. До свидания, Борис Балтер! // Алые паруса. – 2003. – No5–6.
26.  Времени связующие нити.  О романе М.  Ройзмана«Эти господа»  //Вестник Крымских чтений И.  Л.  Сельвинского.  –  Вып.  3.  И.  Сельвинский: Проблема  творческой индивидуальности:  Сб.  науч.  ст.  –  Симферополь :Крымский Архив, 2004.
27.  Ностальгическая прогулка по виртуальной Ялте.  Памяти Сергея Новикова // Радуга. – 2006. – No2.
28.  «Как хорошо,  что я живу!»  Памяти Г.  Глушнёва  //  Алые паруса.  –2006. – No 2.
29.  «Отчего русские люди не летают?..».  К70-летию В.  Бахревского //Брега Тавриды. – 2006. – No3.
30.  «Сколько Брокгауза может вынести организм?»  /  [Электронный ре-сурс].  – Режим доступа:  http://www.netslova.ru/nikiforov/be.html
31. Анекдот как элемент общекультурного контекста// Брега Тавриды. –2008. – No3.
32.  Между «алгеброй»  «гармонией».  Интервью с Еленой Коробкиной/  [Электронный ресурс].  –  Режим доступа:  http://poezia.org/ru/publications/18408
33. Речь, не произнесенная автором 1 апреля 2009 г. на открытии памятника Н. В. Гоголю в г. Саки // Литературная Газета + Курьер культуры:Крым–Севастополь. – 2009. – No10.
34.  Анекдот вместо литературы.  Литературная игра как продолжение традиций Д. Хармса // Крымские пенаты. – 2010. – No 6.
35. Чехов и М. Булгаков: два лекаря, два литературных дебюта: тез. докл.// Михаил Булгаков и Крым. Революция, Гражданская война и1920-е годы:Первые Крымские Международные Булгаковские чтения: науч.  сб.  –  Евпатория, 2011.
36.  Спасёт ли«красотища»  мир?..  Уроки Достоевского :  Интервью сМариной Кустовской //  Вестник Российской Литературы:  Москва–Крым–Магнитогорск, 2012. – No 22.
37. Подвижник// Максимилиан Волошин в Евпатории : Вестн. Культурно-просветительского общества имени Анны Ахматовой.  –  Евпатория : Крымский Афон,  2012.
38.  Подвижник //  Евпаторийский Волошинский сборник.  1912–1919–1922–2012. – Евпатория, 2012.
39. До свидания, Борис Балтер! // Крым. – 2013. – No 1 (32).
40.  Нечаянная радость.  «Неожиданный»  А.  П.  Чехов глазами художницы Н. Муравской// Радуга. – 2014. – No7–8.
41. Осторожно: «тайновидец» В. Мешков! // Анна Ахматова: эпоха, судьба,  творчество :  Крымский Ахматовский научный сборник /  сост.  и научн.ред.  Г.  М. Темненко.  –  Вып.  12.  –  Симферополь :  Бизнес-Информ,  2014.
42. Время возражать. Ч. 1. Чем пахнут русские «цветы зла»? Ч. 2. Вера,Надежда, Любовь и мать их Софья... Купряшина// Чайка. – 2016. – No 1.
43.  Весёлое имя Константы-Ильдефонс Галчинский/  [Электронный ре-сурс].  –  Режим доступа:  http://evgnikiforov.ru/konets_sveta1.php
44.  Перевод поэмы К.-И.  Галчинского  «Конец света»  /  [Электронныйресурс].  –  Режим доступа:  http://evgnikiforov.ru/konets_sveta1.php
45.  «И всплыл Петрополь,  как тритон...»  :  к185-летию наводнения 7ноября 1824  года в Петербурге /  [Электронный ресурс].  –  Режим доступа: http://evgnikiforov.ru/index.php/stati/16-petropol

ЧЕХОВИАНА


46. Состояние пересаженного дерева// Евпаторийская здравница.– 1980.– 7 июня.
47.  Позволь мне писать тебе о погоде //  Крымский комсомолец.  –  1982.– 7 июля.
48.  «Странная пьеса»  «Вишнёвый сад»  //  И.  С.  Шмелёв и русская литература ХХ века. Крымские Шмелёвские чтения: тез. докл. науч. конф. (Алушта, 19–25 сент. 1994 г.). – Алушта, 1994.
49. «Вишнёвый сад» без хрестоматийного глянца // У лукоморья. – 1995.– No1.
50.  Мысли,  вызванные пожаром в Кирсановском переулке //  Связую-щие нити : информ.-метод., лит.-худож. альм. – 1996. – No 1.
51. Одинокому весь мир – пустыня. Мысли, навеянные пожаром в Кир-сановском переулке // Брега Тавриды. – 1997. – No 4.
52.  Легенды и мифы «Белой дачи»  //  Литературный Крым.  –  2002.  –  No43–44.
53.  «На Север!  На Север!»  Жюль Верн и неосуществлённый замыселА. Чехова // Брега Тавриды. – 2000. – No 1.
54.  Ещё одно чеховское«ружьё».  К постановке проблемы //  Брега Тавриды. – 2001. – No6.
55. Ялтинский пожар// Чеховиана. «Три сестры» – 100 лет – М. : Наука,2002.
56. Прекрасная ссылка // Литературный Крым. – 2003. – No 35–36.
57. Без названия // Литературный Крым. – 2006.– No 17–20.
58. В поисках «мистически окрашенного опыта» // Литературный Крым.– 2007. – No35–38.
59. Поль и Виргиния // Алые паруса. – 2007. – No 2.
60.  Центурии Антона Чехова.  «Иссякли приятельские сюжеты».  Главаиз книги // Литературно-исторический альманах. – Севастополь, 2007. – No1.
61.  Нужно снять с Чехова  «хрестоматийный глянец».  Интервью //  Литературная Газета+  Курьер культуры:  Крым–Севастополь.  –  2008.  –  No7.
62. Содомские яблоки// Литературный Крым. – 2009. – No 19–24
63.  «На Север!  На Север!»  Жюль Верн и неосуществлённый замыселА. Чехова // Мир Чехова: Пространство и время. Чеховские чтения в Ялте:Сб. науч. тр. Вып. 15. – Симферополь: Доля, 2010.
64.  Чу–ча–чё–чё//  Литературная Газета +  Курьер культуры:  Крым–Севастополь. – 2010. – No7.
65. Последнее бегство// Литературная Газета+ Курьер культуры: Крым–Севастополь. – 2012. – No13.
66.  Устрицы из Вержболов /  Независимая газета.  Exlibris.  –  2012.  –  9августа.
67.  Чехова хватит на всех...  //  Литературная Газета  +  Курьер культуры:Крым–Севастополь. – 2010. – No 7.
68.  Путешествие в «кромешный мир».  Апелляция к некоторым архаическим мотивам в практике постмодернистов («Банкет»,  «Настя»  В.  Сорокина;  «Москва–Петушки»  Вен.  Ерофеева;  «Даун-хаус»  Р.  Качанова и И.  Охлобыстина)  и А.  П.  Чехова  //  Вестник Крымских литературных чтений  :  сб.науч. ст. и материалов. – Вып. 8. – Симферополь : Крымский Архив, 2012.


* * *

Во всех своих текстах и высказываниях прозаик демонстрирует не только самобытный способ мышления, но и практически энциклопедическую память и эрудицию. Широта охваченного им культурногополя не может оставить равнодушным: это работы о Ф. Кафке и Ф.Достоевском, А. Чехове и Ф. Вийоне, А. Ахматовой и М. Булгакове,М. Волошине и Д. Хармсе, Н. Гоголе и Б. Балтере, Э. М. Ремарке иВ. Аксёнове, А. Гайдаре и Ж. Верне, В. Бахревском и Ю. Олеше, Вас. Л. Пушкине и Б. Кустодиеве. Адресованные широкой читательской аудитории, они, без всякого сомнения, представляют и немалый научный интерес.
Кроме того,  автор,  по собственному выражению,  «активно<...>возделывал ниву современного литературного процесса«,  опубликовал немало критических и мемориальных статей. Последние, на наш взгляд,  должно считать особой заслугой Евгения Никифорова,  ведь человек жив, пока жива память о нём. В своих работах публицист нераз обращался к памяти уже ушедших крымских авторов – В. Домбровского, Г. Глушнёва, А. Ткаченко, О. Шушеначева, С. Новикова,А. Зарубина, А. Вишневого, Б. Завальнюка, В. Коробова, отдавая им дань уважения и оживляя в памяти читателей. В 2008 году усилиями Е. Г. Никифорова был собран, отредактирован и издан сборник стиховталантливого крымского поэта Сергея Новикова [10], богатейшее литературное и эпистолярное наследие которого после его смерти оказалось утраченным.
«Наградной список» автора подтверждает его неустанную творческую активность и свидетельствует о признании этого кропотливого и вдохновенного труда.  Среди его наград и званий –  премии:  «Общественное признание–2008», «Успех года–2013», «Пушкинская премияРК–2014» по литературе, «Государственная премия РК»; полученная вГод литературы. В 2013 году он стал Лауреатом почётного звания «Литературный публицист Крыма», Лауреатом Международного конкурса «Литературная Вена» (в номинации «Литературоведение»), в этом же году получил,  как указано выше,  Грант Председателя Совета Министров АРК на издание своей главной итоговой работы– романа-исследования «Центурии Антона Чехова».
В своём ироничном «Автоинтервью» (а Евгений Геннадьевич зача-стую избирает необычные жанры высказываний) писатель подсчитал,что в декабре 2013 года исполнилось ровно полвека его творческой и«издательской» деятельности-[3].
С юмором и самоиронией автор делится воспоминаниями о своих юношеских трудах по изданию рукописного литературно-художественного журнала«Бригантина», в одном из номеров которого в 1964 году были опубликованы две миниатюры Франца Кафки. Это при том, что вСоветском Союзе Кафка впервые был напечатан в «Иностранной литературе»  в No 1  того же  1964  года.  То есть «обе публикации вышлипочти одновременно»!
За прошедшие 50 лет Евгений Никифоров, сменив множество профессий (сантехник, продавец, рабочий сцены, стрелок ВОХР, оператормножительного аппарата,воспитатель) и,большую часть жизни отдавучительскому труду в евпаторийской гимназии им. И. Сельвинского, непереставал писать и «будить мысль» у своих читателей. Его тексты всегда отмечены злободневной направленностью не только во вневременную ноосферу, но и в «сегодня», в «сейчас». Въедливый ум и феноменальная читательская память позволяют ему подмечать и разрабатывать внауке не замеченные другими детали художественных произведений, открывая новые пути их интерпретации. Немаловажно и то, что автор не только положительно оценивает те или иные литературные явления, но имеет смелость публично возражать против явлений негативных. Таковаодна из последних его больших публикаций, направленная против засилья  «цветов зла»  –  эстетизации безобразного и безнравственного  –  в современной русской литературе[4] (тенденция, поддерживаемая неко-торыми сегодняшними «классиками» вроде Виктора Ерофеева).
Словесная ткань как Никифорова-писателя, так и Никифорова-пуб-лициста всегда многослойна, плотно «выткана» цитатами, аллюзиями иреминисценциями, и этот интертекст даёт ощущение полилога авторов, литературных традиций, культурных парадигм. Обладая академической системностью мышления, Евгений Никифоров, тем не менее, остаётся чужд всякому формализму. Автор признаётся, что потому и не «пошёл в науку»: претили жёсткие рамки жанров научного стиля. Так, вместо двух-трёх возможных диссертаций о творчестве Чехова, он написал о нём несколько книг.
Знакомство с корпусом текстов автора впечатляюще демонстрирует то, как свободно чувствует он себя в стихии родного языка, начиная от архаического заветного пласта просторечия,  жаргонов и даже обсценной лексики и кончая регистрами сугубо научной терминологической аргументации. Он никогда не старается«опускаться» до читателя, и потому в его романе-исследовании старая полуинтеллигентская лексика (вроде «жантильный»,  «мовешка»)  мирно соседствует с бытовой речью сибирских кержаков и терминологией из арсенала современных постмодернистов.
Внимание писателя к неординарным литературным формам демонстрирует книга «Сентиментальная командировка в Германию и Францию, или в Тулу с самоваром» [7]. Создавалась она в ставшие легендой 90-е годы ХХ в., когда, по известным обстоятельствам, жители нашей страны надолго утратили желание к перемене мест. А жанр «литературы путешествий», как тогда казалось, навсегда останется в минувшей культурной истории. Тем интереснее было познакомиться читателям с впечатлениями «незашоренного» провинциального интеллектуала, впервые проникшего за преграду недавно ещё «железного занавеса».
На всём протяжении текста с помощью излюбленной иронии емуудалось сохранить баланс между крайностями «квасного» патриотизма и либерального «низкопоклонства перед Западом». И общая, объединяющая наши страны европейская история, искусство и культура, благодаря этой книге, стали для современного русского читателя немного ближе и внятней. После знакомства с итогами «сентиментальной командировки» становится ясно, почему среди бывших гимназических учеников автора сегодня можно найти преподавателей, журналистов, авторов собственных книг, специалистов международного туристического бизнеса, искусство- и киноведов...
Исследовательский интерес Е. Г. Никифорова к наследию Чехова исчисляется, по личным подсчётам, почти сорока годами [см. 8]. Междутем как серьёзную научную заявку в чеховедении Никифоров сделал лишь в 1997 году, что, как представляется, свидетельствует о терпенииавтора и зрелости его идей. Так, писатель вспоминает, что на литературный и исследовательский путь он был благословлён незабвенным А. И. Домбровским, который напечатал в своём журнале «Брега Тавриды» его первую объёмную чеховедческую статью [5]. Нелишне сказать, что эта его работа была замечена выдающимся российским чеховедом А. П. Чудаковым и перепечатана в московском сборнике «Чеховианы» в издательстве «Наука». Тем самым наш автор был укреплён всвоих «притязаниях на избранном пути».
Чеховиана Евгения Никифорова началась ещё в 1973 году, когда, по воспоминаниям самого автора, он «всю ночь <...> провёл под стенами евпаторийского “Книжного мира”, чтобы подписаться на акаде-мическое Полное Собрание Сочинений А. П. Чехова в 30-ти томах», отдав за подписную квитанцию собрание двенадцатитомное, поскольку«“академическое” 20-титомное ПСС А. Чехова (1944-1951) к тому времени безнадёжно устарело из-за тысяч редакторских вымарок, купюр, сокращений и идеологической правки» [3].
Итогом многолетней любви и литературоведческого интереса к Чехову стали многочисленные статьи, а также книги: «А. П. Чехов глазами провинциала. Заметки учителя гимназии», «Злоумышленник, или Антон Чехов как постмодернист»  (рукопись).  Особого разговора заслуживает поистине монументальный труд Евгения Геннадьевича, итог его двадцатилетней кропотливой работы – двухтомник «Центурии Антона Чехова» [9], вышедший в 2013 году и, как уже говорилось, отмеченный «Государственной премией РК-2015». Несмотря на более чем скромный тираж, издание целевым назначением направлено в библиотеки школ, вузов Крыма и России.
Начнём с того, что уникальность «Центурий» – их жанр. «Роман-исследование» – так обозначает его автор. Невозможно удержаться отпараллелей с экспериментальным романом Эмиля Золя. По замыслуглавы европейского натурализма,  в основе изобретенного им жанралежала идея написания художественных произведений на базе документов, строгих фактов действительности, согласно научному подходу.  Роман нашего автора также основан на скрупулезнейшем многолетнем исследовании, анализе фактов жизни и творчества А. П. Чехова, изучении многочисленных работ зарубежной, советской, новейшейчеховианы,  а также осмысления широкого культурно-исторического контекста,  в котором находился писатель.  Проработанный и художественно осмысленный материал действительно огромен. Причём высококачественные научные исследования литературоведу Никифорову помогает облекать в живую, яркую литературную форму Никифоров-писатель. Синтез «диссертационных штудий» с лирическими и даже фантастическими размышлениями автора, за которые он – не без иронии – просит прощения, составляют особую ценность этой книги. Роман состоит из 5  частей и  44  глав,  каждая из которых представляет собой автономное и органично вплетённое в общее содержание эссе (а подчас даже новеллу).
Статус беллетристического исследования (об этом автор говорит в предисловии) вводит роман в пространство между литературой элитарной и массовой. Занимательность романа – тот конёк, который даёт возможность расширить «целевую аудиторию», не утрачивая глубины содержания.  Текст –  даже такой объёмный (более 1000  страниц!)  – читается неимоверно легко и увлекательно. Уже названия глав интригуют и заставляют взяться за чтение: «Генрих Бёлль и “злые старушки”«, «Содомские яблоки», «Человек без слезинки», «Мenage en trois»(Брак втроём), «Дамы с жабрами»... Причём – в традициях современной прозы – книгу эту можно читать с любого места. Фактаж в ней уравновешен игровой реконструкцией ситуаций, тяжёлые мотивы скра-шены юмором и иронией. Игра смыслов и цитат увлекает, как калейдоскоп. В то же время после прочтения в душе начинается работа, но работане мучительная, а подспудная, не мешающая. Эффект этот, вслед за Бертольдом Брехтом, можно назвать «интеллектуальным возбуждением» –когда действие мысли вызывает всплеск эмоций и вдохновение.
Одна из примечательных особенностей идиостиля Никифорова – любовь к «редким» малоупотребительным словам, часто отсылающаячитателей к справочной литературе. Заглавие книги, о которой мы говорим, не стало исключением. Словоцентурия (лат. centuria – сотня; от centum – сто) означает военное подразделение римской армии из ста  человек, группу граждан, имевших одинаковый имущественный ценз, а также меру площади (50,364 га). Причём же здесь Чехов? Название романа отсылает нас к известным средневековым «Центуриям» – илипредсказаниям  –  Мишеля Нострадамуса,  с книгой которого,  междупрочим,  Чехов в молодые годы знакомился.  Именно это значение  – профетизма творчества и самого феномена Чехова – и выделяет писатель, проводит лейтмотивом через всё произведение.
С первых же страниц автор вовлекает читателя в мир символа – мир глубокий, в котором каждый идёт собственным путём постижения смысла. Писатель, «знакомя» нас со своим героем, открывает символическое значение имени Антон, а также значимого, фатального в жизни Чехова числа 17. Через символичность же повествователь ведёт нас и к провиденциальности чеховского творчества,  к мистическому порой смыслу поворотов его судьбы.
По отношению к классикам мы часто грешим если не прямой идеализацией, то некоторой однобокостью восприятия. Как профессионалы-литературоведы, так и обычные читатели, мы часто стремимся оправдать человеческие слабости своих  «кумиров»,  «выпрямить»  ихсложный жизненный путь, спрятать человеческое несовершенство за метафизику или писательское дарование, подправить контуры портрета. Евгений Никифоров остаётся честен в своём отображении многоликости русского гения, снимая «глянец» с хрестоматийного образа, однако не умаляя этим своей преданной любви и служения. У него Чехов разный, сложный, неоднозначный: прозорливый и насмешливый, гостеприимный, скупой на ласки и нежности и отзывчивый, постоянноустраивающий розыгрыши и одинокий, влюблённый и уставший отболезни... Словом – живой!
Он предстает перед нами в диалогах, в жизненных ситуациях; придумывающим процедуру своих похорон и прячущимся от благодарных одарённых им просителей; мы видим Чехова глазами его современников, близких и друзей, критиков и недоброжелателей,
почитателей и исследователей.  Благодаря обращению к дневникам и письмам самого писателя, мы – в какой-то степени – проникаем в его внутренний мир,живём его переживаниями, болеем проблемами, радуемся удачам.
При этом Евгений Никифоров не боится идти «не в ногу» с устоявшимся академическим прочтением судьбы и творчества Чехова. В противовес опоэтизированному мифу о крымском периоде жизни Чехова, общепринятому в советском чеховедении и «удобному» нам, крымчанам, автор предлагает иной взгляд на Ялту в чеховской судьбе. «ДляЧехова Ялта была “тёплой Сибирью”, “Камчаткой”, “больницей”, “тюрьмой”... А как известно, прекрасных тюрем не бывает», – честно признает писатель [3].
Ценны и очень интересны наблюдения и авторские интерпретации чеховских текстов Никифорова. Закономерно, что они не остаются незамеченными в профессиональной филологической среде. Так, известные литературоведы В. Я. Звиняцковский и А. О. Панич в своей работе неоднократно цитируют наблюдения крымчанина из его книги «А. П. Чеховглазами провинциала» [1, с. 135]. Например, кажется, впервые именно ему удалось прочтение сюжета мистического рассказа «Чёрный монах»сквозь призму жития Святого Антония. Изучение классических ЧетьихМиней» дало основание полагать, что указанное чеховское произведение насквозь цитатно и в важнейших пластических и смысловых деталях является широко развёрнутой, но до сих пор не замеченной и неосмысленной исследователями аллюзией.
Е. Г. Никифоровым подмечены пропущенные биографами и комментаторами моменты, переосмыслены многие переходящие из книги в книгу ошибочные утверждения. Перед нами разыгрываются драмы идаже скандалы, связанные с постановками чеховских пьес. Читателюпредоставлена возможность открыть для себя нового Чехова, свежим взглядом посмотреть на хрестоматийные произведения(глава «Непри-вычный Чехов»). Оправданным становится неожиданное сближение биографий Чехова и тёмного европейского гения и ниспровергателя морали Фридриха Ницше. Смелость автора позволяет ему пойти даже на отчаянное моделирование их фантастической встречи и возможных бесед, чему читатели становятся свидетелями. Равно как и встречам сЖ. Ренаром и А. де Тулуз-Лотреком.
Заключительные главы «Кому он нужен, этот Чехов?» и «Post finem»подводят итог не только повествованию, но и тем урокам, которые извлекла (или, к сожалению, не смогла извлечь) наша культура и литература из творческого наследия великого писателя.
Отдельных слов требуют «Приложения». Евгений Геннадьевич, будучи сам большим книжным знатоком,  ценителем и собирателем,  создал жемчужину для коллекций библиофилов. «Центурии Антона Чехова» можно по праву назвать мини-энциклопедией. Здесь и именной указатель, проясняющий упоминаемые персоналии (около 1000 имён!), и собрание псевдонимов Антона Павловича, и список его произведений, и библиография в периодике и монографий о Чехове. Книга содержит более 200 фотографий самого писателя, его современников, мест, связанных с жизнью Чехова.  Некоторые из этих фото малоизвестны и редко публикуемы, и, стоит отметить особо, 2 снимка из фондов «Дома-музея А. П. Чехова в Ялте» публикуются впервые. Наконец, отдельным достоинством книги являются примечания и сноски автора, в которых немало оригинальных и ценных наблюдений о литературе и культуре в целом.
Как по-настоящему талантливый человек, Евгений Никифоров находится во власти своего писательского дара. Кажется, что его «творческое возбуждение» неистощимо. Закончив и опубликовав одну книгу, он уже одержим замыслом следующей (и не одной!). Так, вскорепосле монументальных «Центурий» вышел в свет «кино-роман» автора  –  «Дом-музей»  [6.  –  Орфографические особенности принадлежатавтору. –М.  Ш.]
В  270  «кинокадрах»  пластично воссоздана историко-культурная атмосфера советских 70-х., когда «интеллектуальный багаж тогдашнихкочегаров,  сторожей,  истопников и грузчиков мог бы запросто посоперничать с багажом дипломированных выпускников многих престижных вузов, получавших официальное образование» [6, с. 4]. Думается, что не ошибся рецензент, именовавший книгу Евгения Никифорова «беллетризированными мемуарами» [2]. Роман становится поистине художественным«домом-музеем», где жива память об эпохе «золотойстуденческой молодости автора» [там же] и о друзьях и соратниках по творческому цеху  –  ныне здравствующих и уже ушедших крымскихлитераторах. Как говорится в предисловии, «читатель с подготовленным музыкальным слухом вполне может усмотреть признаки жанра «Реквиема»  и даже вычленить некоторые обязательные его части:«Gloria» («Слава»), «Credo» («Верую»), «Tuba mirum» («Чудесная труба»),  «Lacrimosa»  («Слёзная»),  «Offertorio»  («Приношение даров»),«Lux aeterna» («Вечный свет»)...» [6, с. 6]. Реализм в поэтике произведения уступает место постмодернистской игре, фантасмагории, сюрреализму, тем самым не только вовлекая читателя в процесс достраивания художественного смысла,  но и прорывая завесу историческихдекораций, вырываясь в метафизическое пространство Вечного.
Обобщая сказанное, отметим, что предложенный в статье обзор, конечно, охватывает далеко не всё написанное Евгением Никифоровым. Это лишь первые подходы к систематизации и осмыслению его весомого творческого вклада в крымскую литературную летопись. Художественный дискурс автора, вне всякого сомнения, представляет интерес для специального литературоведческого изучения, заслуживает более глубоко и основательного прочтения и интерпретации. Своим творчеством прозаик убедительно доказывает, что «провинциальная» крымская литература может (и должна!) стать достойной частью «большого»  русского Слова.

Список литературы

1. Звиняцковский, В.Я., Панич, А.О. Нехорошие люди. Об «отрица-тельных» персонажах в пьесах Чехова / В. Я. Звиняцковский, А. О. Па-нич. – Донецк : Норд-Пресс, 2010. – 147 с.
2. Кизилов, М. Потерянный дом-музей, или разговоры с Дедулей /Михаил Кизилов  [Электронный ресурс].  –  Режим доступа:  http://maxpark.com/community/5134/content/3717698
3. Никифоров, Е. Автоинтервью [Электронный ресурс] / ЕвгенийНикифоров.  –  Режим доступа:  http://evgnikiforov.ru/autointerviu2.php
4. Никифоров, Е.Время возражать / Евгений Никифоров // Чайка. –No 1. – 2015. – С. 279–298.
5. Никифоров, ЕОдинокому весь мир пустыня Евгений Никифоров // Брега Тавриды. – No 4–5. – 1997. – С. 154–181.
6. Никифоров, Е.  Дом-музей :  Кино-роман Е.  Г.  Никифоров.  – Симферополь :ООО«Антиква», 2015. – 304 с.
7.  Никифоров,  Е.  Сентиментальная командировка в Германию иФранцию, или в Тулу с самоваром / Е. Г. Никифоров. – Симферополь :Бизнес–Информ, 2006. – 228 с.
8. Никифоров, Е. Состояние пересаженного дерева / Евгений Никифоров // Евпаторийская здравница. – Июнь 1980.
9. Никифоров, Е. Центурии Антона Чехова : роман-исследование в2 т. / Евгений Никифоров. – Симферополь : Антиква, 2013.– Т.1.– 528с., ил.Т.2.– 580  с.,  ил.
10. Новиков, С. Л. Правила стихосложения : Избранное / Сергей Новиков / Сост., вст. ст. Е. Г. Никифорова. – Симферополь : Крымский Архив, 2008. – 104 с., ил.

E. NIKIFOROV’S CREATIVE DISCOURSE:
APPROACHES TO UNDERSTANDING

 

Shalina  Marina  Alexandrovna,
Doctor of Philosophy, Associate Professor of the Chair of philological disciplines and methodologies of their teaching
Yevpatorian Institute of Social Sciences (branch) V. I. Vernadsky Crimean Federal University
(Yevpatoriya, the Republic of the Crimea, Russian Federation)
Tel.: +7 978 012-02-68, e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
The paper estimates the creative contribution to the national literature, journalism
and Chekhov study of the modern Crimean writer E. Nikiforov. The personalia of the author
is being introduced into scientific circulation for the first time. It is also for the first time
that the bibliography of his works is being published.
Keywords:
 literary movement of the Crimea, contemporary prose, Chekhov study,
Crimean  memoirs,  novel-research,  cinematic  novel.

References:

1. Zvinjackovskij V.Ja., Panich A.O. Nehoroshie ljudi. Ob «otricatel’nyh» personazhah v p’esah Chehova [Bad people. About the «negative» characters in the Chekhov’s plays].– Donetsk : Nord-Press, 2010. – 147 p.
2. Kizilov M. Poterjannyj dom-muzej, ili razgovory s Dedulej [Lost House-Museum,
or talk with Grandpa] / [Electronic resource]. – Access: http://maxpark.com/community/5134/content/37176983.  Nikiforov  E.  Avtointerv’ju  [Self-interview]  /  [Electronic  resource].  –  Access: http://evgnikiforov.ru/autointerviu2.php
4.  Nikiforov  E.  Vremja  vozrazhat’  [Time  to  object]  //  Chajka  [Seagull].  –  No  1.  –2015. – Pp. 279–298.
5.  Nikiforov  E.  Odinokomu  ves’  mir  pustynja  [For  the  lonely  world  is  desert]  //Brega Tavridy [Shores of Tauris]. – No 4–5. – 1997. – Pp. 154–181.
6.  Nikiforov  E.  Dom-muzej  :  Kino-roman  [House  Museum:  Kino-novel].  –Simferopol:  «Antiqua»  Ltd.,  2015.  –  304  p.
7.  Nikiforov  E.  Sentimental’naja  komandirovka  v  Germaniju  i  Franciju,  ili  v  Tulu  s samovarom [Sentimental trip to Germany and France, or in the Tula with own samovar].– Simferopol : Business Inform, 2006. – 228 p.
8.  Nikiforov  E.  Sostojanie  peresazhennogo  dereva  [The  status  of  the  transplanted tree]  //  Evpatorijskaja  zdravnica  [Evpatorian  health  resort].  –  June  1980.
9.  Nikiforov  E.  Centurii  Antona  Chehova  :  roman-issledovanie  v  2  t.  [Centuries  of
Anton Chekhov novel study in 2 volumes]. – Simferopol : Antiqua, 2013. – V.1. – 528 p,V.2. – 580 p.
10. Novikov S. L. Pravila stihoslozhenija : Izbrannoe [Terms of versification : Selected]/ ed. E. Nikiforov. – Simferopol : Crimean Archive, 2008. – 104 p.